Виталий Третьяков (v_tretyakov) wrote,
Виталий Третьяков
v_tretyakov

С Днём космонавтики всех!

В честь этого - небольшой отрывок из второго тома моих мемуаров, который выйдет в мае.

Юный космонавт
Космонавтикой я увлекся не просто серьезно. Она стала моей страстью. И целью жизни. Я захотел стать космонавтом. И делал всё, что в моих силах, чтобы эта мечта осуществилась.
Из газет, которые мы тогда выписывали, я вырезал всё, что касалось полётов в космос - даже крохотные информационные заметки. У меня было заведено досье на каждого из советских космонавтов. Более того — на все типы советских космических кораблей и спутников.
По моей просьбе отец подписал меня на журнал «Авиация и космонавтика», а это был уже совсем не детский научно-популярный журнал. А в некоторых своих статьях - просто научный, без всякой популярности.
Наконец, я записался в Клуб юных космонавтов Московского городского дворца пионеров на Ленинских горах, тогда недавно построенного и открытого.
Не помню, раз или два в неделю, по будням или в выходные, но в течение года или двух лет я регулярно ездил на Ленинские горы на занятия этого Клуба. Занятия были прежде всего теоретические — по астрономии, космической механике и ракетной технике. Фактически это были дополнительные уроки, но уже не школьные, а университетского уровня.
Хорошо помню интерьеры этого дворца. По моде того времени — высокие потолки, стеклянные стены, мрамор, зимние сады.
Занимались мы и в обычных, напоминающих школьные классы, помещениях дворца. И в обсерватории — и она там была. И собственный планетарий там имелся - довольно большой. В нём тоже проводились наши занятия.
Поездки на эти занятия стали для меня первым самостоятельным выходом в большую и новую жизнь. Я впервые регулярно и надолго отлучался из дома. Причем ехал в буквальном смысле на другой конец города.
На трамвае до Семёновской. Потом на метро с пересадкой до станции «Ленинские горы», той, что на метромосту, застеклённой. Выходил в дальнем (от центра) её конце и переходил на застеклённый же и ныне, кажется, давно уже закрытый, эскалатор, который поднимался на сами Ленинские горы. Подниматься и спускаться по нему было очень интересно — передо мной открывалась панорама Москвы, моего родного города, всю грандиозность которого я к тому времени уже прекрасно осознавал или по крайней мере ощущал. Как и то, что это город, открывающий перед человеком грандиозные возможности. И я постепенно научался этими возможностями пользоваться.
Кто надоумил меня записаться в Клуб юных космонавтов? Думаю, эта идея пришла мне в голову самому. Прочитал об этом клубе в какой-нибудь из газет, а далее — всё просто. Никаких препятствий. Поехал и записался.
А что ещё было нужно, кроме желания? Денег это не требовало — все занятия и во всех кружках, что в школе, что в домах и дворцах пионеров, тогда были бесплатные. Опасений, что по дороге на Ленинские горы или обратно со мной может что-то случиться? Тогда у москвичей таких опасений по поводу детей вообще не было. Тем более, что большую часть пути я проделывал в метро, которое считалось образцом безопасности.
Конечно, возраст у меня был тогда уже, строго говоря, не детский — 12 или 13 лет. Но сегодня, думаю, далеко не все родители со спокойным сердцем будут отпускать даже и 13-летнего подростка одного в регулярные поездки в московском метро на другой конец города.
К сожалению или к счастью, но моя карьера даже юного космонавта не состоялась.
Дело в том, что, помимо теоретических занятий, по которым я получал отличные оценки, у нас начались и занятия практические. Например, мы облачались, сначала изучив его конструкцию, в настоящий высотный костюм летчика-истребителя. Что ещё было, не помню, но однажды дело дошло до центрифуги. Простейшей.
Это такая небольшая круглая площадка с барьером, в центре которой установлено кресло для испытуемого. Тебя пристегивают к креслу ремнем, после чего площадка начинает вращаться.
И вот этого испытания я не выдержал. Мой вестибулярный аппарат оказался совершенно не приспособленным не то что к полетам в космос, но даже к такому элементарному для данной профессии испытанию. С трудом, шатаясь из стороны в сторону, слез я с остановленной внимательным преподавателем нашего клуба центрифуги. Не без нашатырного спирта пришёл в себя...
Tags: Советский Союз, космонавтика, мемуары
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 122 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →